Мой народ / Культура

Живая бронза

28.08.2016


Фуад Абдурахманов

автор: Вера Шилина

Профессия скульптора — профессия особая… Соединить неведомые душевные порывы, думы и бескомпромиссную материальность железа — это таинство требует не только и не столько владения ремеслом, сколько особой страсти, дара видеть мир не так, как все. И все это было в Фуаде Абдурахманове, великом скульпторе Азербайджана.



Памятник писателю Самеду Вургуну в Баку

Когда Фуад появился на свет, первым делом он увидел весну — юность природы, любимое время года его матери. Когда мальчик подрос, он ближе познакомился с родным городом Нуха (современный Шеки), где с чудесными пейзажами соперничали в красоте старинные постройки и улочки, по которым гуляли когда-то Толстой и Дюма…

Теперь по ним каждый день ходил в школу Фуад. Именно здесь, за школьной партой (а точнее, на ней) и был впервые обнаружен спящий в нем талант. На уроках Фуад часто рисовал, что бывает со многими детьми. В коротких зарисовках без труда можно было узнать учителей и одноклассников или образы, попавшие на бумагу прямиком из его воображения. Многим рисование в непредусмотренные для этого занятия часы не сошло бы с рук, но учитель, однажды застигнувший Фуада за таким нарушением дисциплины, не стал его ругать. В набросках он сразу разглядел талант мальчика и даже уговорил его родителей переехать в Баку, где находилась школа живописи.

Семья последовала совету педагога, но Баку не стал для Фуада Абдурахманова конечной станцией, хотя и определил призвание молодого скульптора. Стремление к совершенствованию своего мастерства увлекло Фуада в Ленинградскую Академию Художеств. После возвращения в родной Азербайджан в 1940 году Фуад Абдурахмнов принял участие в конкурсе на создание памятника национальному поэту Низами Гянджеви, и его проект был признан лучшим. Стараясь «поймать» образ поэта, скульптор окунулся в его творчество, следуя завету: «Коль хочешь ты узреть меня, взгляни в мои произведения, порывы пламенной души я изложил в своих творениях». Но работу над памятником прервала война и, хотя мастер не прекращал совершенствовать ее, свое достойное место скульптура Низами заняла на одной из главных площадей Баку почти десять лет спустя — в 1948 году.


Монумент в Баку «Азад гадын» («Освобождение»)

Самой известной женской скульптурой, родившейся в руках Фуада, стала статуя «Освобождение», изображающая женщину, снимающую чадру. Она высится среди строений Баку, словно орлица, готовая взлететь. Создавая ее, Фуад, кажется, обратил вспять историю Пигмалиона, запечатлев в скульптуре образ любимой жены, которая терпеливо позировала ему.

Свое вдохновение Фуад Абдурахманов черпал в классике фигур античных героев, однако Отечественная Война открыла миру великое число настоящих, живых героев из плоти и крови, и это отразилось в творчестве Фуада. Одной из последних его работ стал памятник Мехти Гусейн-заде, лейтенанту, партизану-разведчику по прозвищу Михайло, но главное, своему старому приятелю. Каково это — лепить лицо друга, которого уже никогда не увидеть живым, не хлопнуть по плечу, с которым не перемолвиться словечком? Памятник ему установят в Баку, где Фуад и Мехти впервые встретились в художественном училище, и где завязалась их теплая дружба, но открытия его скульптор уже не увидит. В 1971 году Фуад Абдурахманов скончался.

Мехти Гусейн-заде, повстречавшийся скульптору в самом начале творческого пути, стал в каком-то смысле этого пути завершением. Фуад Абдурахманов оставил нам не просто скульптуры, в его творениях читается история, мысли, философия… Так бывает: если в бронзу вложить душу, она оживет.