Мой народ / Народы / Армения

Полководцы Победы

14.08.2016


Дважды Герой Советского Союза, Маршал Баграмян Иван Христофорович

Автор: Лиана Саркисян

«Опыт истории свидетельствует, что путь к победе тернист и с честью преодолевают его лишь те, кого окрыляют чувство патриотизма и благородство цели». И.Х. Баграмян.


Имя Баграмяна связано с самыми блистательными победами в Великой Отечественной войне: сражение на Курской дуге, операция «Багратион», штурм Кенигсберга. Баграмян точно предугадывал действия противника и был мастером неожиданных, а порой и рискованных ударов.

Иван Христофорович начал ВОВ полковником, а закончил генералом армии, Героем Советского Союза, кавалером трех полководческих орденов. У Баграмяна были два ордена Суворова I степени. Однако полководческая фортуна не всегда была благосклонна к Баграмяну, ему не раз приходилось ходить по лезвию бритвы. Так в 1942 году наступательная операция под Харьковом, которую разрабатывал Баграмян, обернулась небывалой катастрофой, потери Красной армии убитыми, ранеными и попавшими в плен оценивались в сотни тысяч. Однако полководец сумел доказать необоснованность обвинений. Принципиальность, воля, решительность, поразительная преданность и умение дружить — вот какими качествами обладал будущий Маршал СССР.

Военная карьера сына путейского рабочего из маленького карабахского села Чардахлы Ивана Баграмяна началась весной 1915 года, 18-летний железнодорожник, практикант вступил добровольцем в царскую армию, шла Первая мировая война, на Кавказском фронте рядовой Баграмян сражался солдатом против турецких войск. «Меня направили в 116-й запасной батальон, где в ускоренном порядке я прошел подготовку перед отправлением на фронт. При этом я отчетливо понимал, что только плечом к плечу с российским солдатом мне будет под силу сражаться с врагом. В последних числах декабря 1915 года из нашей части был сформирован маршевый батальон, в состав которого были зачислены и мы. Батальон направлялся на Кавказский фронт», — вспоминал Иван Христофорович.


Командующий 3-м Белорусским фронтом А.М. Василевский и его заместитель И.Х. Баграмян уточняют план штурма Кенигсберга.

Во время сражений рядовой Баграмян отличался смекалкой и смелостью и был направлен в школу прапорщиков. По окончании учебы в 1917 году командовал ротой, сабельным эскадроном. Какое-то время служил в войсках Дашнакской Армянской республики. В мае 1920 года, уже будучи поручиком, Баграмян перешел на сторону большевиков и участвовал в восстании против армянского правительства Дашнаков, дореволюционный мятеж вскоре был подавлен. Ивану пришлось бежать из Армении. Ведя партизанскую войну в горах Грузии, поручик мечтал лишь об одном — вернуться обратно на родину, ведь там осталась его возлюбленная — юная гимназистка Тамара.

С 1923 года около восьми лет поручик командовал полком, был начальником штаба кавалерийской дивизии, начальником оперативного отдела штаба армии и военного округа. В 1924 году Ивана отправили на учебу в Высшую кавалерийскую школу Красной армии, она находилась в Ленинграде. На этих курсах Баграмян познакомился и подружился с Георгием Жуковым, Константином Рокоссовским, Андреем Еременко и другими конниками, которых ждало полководческое будущее. Из воспоминаний Баграмяна: «Все слушатели нашей группы были очень дружны, а дух соревнования только помогал в учебе, которая проходила с большим напряжением сил. Учеба нам давалась нелегко, нагрузка была очень большой. После завершения учебы я снова вернулся в свой полк».

Иван не только успевал хорошо учиться, но и отдыхал с одногруппниками. «Мы были молодые, и вполне естественно, кроме учебы, нам хотелось иногда и развлечься, и погулять, что мы и делали: уходили в город, иногда ужинали в ресторане, иногда ходили в театры.


Командующий 1-м Прибалтийским фронтом генерал армии И.X. Баграмян и начальник штаба фронта генерал-лейтенант В. В. Курасов.

Жуков редко принимал участие в наших походах, он сидел над книгами, исследованиями операций Первой мировой войны и других войн, а еще чаще разворачивал большие карты и, читая книги или какие-нибудь тактические разработки, буквально ползал по картам, потому что карты были большие, они не умещались на столе, он их стелил на пол и вот, передвигаясь на четвереньках, что-то там выглядывал, высматривал и потом сидел, размышляя, нахмурив свой могучий, широкий лоб. И случалось нередко так: мы возвращались после очередной вылазки, а он все еще сидел на полу, уткнувшись в эти свои карты»,— делился своими воспоминаниями Иван Христофорович.

После окончания в 1931 году курсов усовершенствования высшего начсостава, а в 1934 году - Военной академии имени Михаила Фрунзе Ивана Баграмяна назначили начальником штаба 5-й Кавалерийской дивизии имени Блинова в Киевском военном округе. В 1936 — 1938 годы учился в Военной академии Генштаба, которую также закончил с отличием. «Академия много дала нам, обогатила наши знания, особенно в области военного искусства. Успехи в науке были отмечены тем, что некоторые из слушателей нашей группы стали преподавателями этой же академии », — вспоминал Иван Христофорович.

Ему также предложили остаться. Два года он успешно проработал старшим преподавателем академии Генштаба. Но работа в академии не удовлетворяла Баграмяна, его не покидало постоянное желание получить назначение в войска.

«…Как кочевника тянет в путь с насиженного места, так и меня, большую часть жизни проведшего в гуще кипучей армейской жизни с ее беспрерывными учениями и походами, неудержимо потянуло в привычную стихию», — вспоминал Иван Христофорович. Желая ускорить процесс перевода, он написал письмо Георгию Константиновичу Жукову — генералу армии, командующему войсками Киевского Особого военного округа, с которым его связывали давние товарищеские отношения: «Вся армейская служба прошла в войсках, имею страстное желание возвратиться в строй... Согласен на любую должность». Такую должность генерал армии Георгий Константинович Жуков нашел. Его стараниями полковник Иван Баграмян был назначен начальником оперативного отдела штаба 12-й армии. А спустя несколько месяцев после ряда крупных тактических учений Иван Христофорович простился со Станиславом (ныне Ивано-Франковск) и отправился в Киев принимать дела начальника оперативного отдела — заместителя начальника штаба Киевского Особого военного округа.


Командующие фронтами Великой Отечественной войны: И.С. Конев, А.М. Василевский, Г.К. Жуков, К.К. Рокоссовский, К.А. Мерецков, Ф.И. Толбухин, Р.Я. Малиновский, А.А. Говоров, А.И Еременко, И.Х. Баграмян. 1945 г.

На этом посту Иван Баграмян и встретил Великую Отечественную. 1942 год. Харьковская наступательная операция советских войск, по мнению большинства современных историков, также изначально обреченная на катастрофу. Командующий фронтом - Семён Тимошенко и член Военного совета фронта - Никита Хрущёв. Иван Баграмян был уверен, его расстреляют, 170 тысяч солдат погибли при попытке отбить у противников Харьков.

Попытка потерпела крах, враг победил там, где его должны были уничтожить, но своих ошибок никто признавать не захотел, всю вину за провал Верховный Главнокомандующий возложил на Баграмяна. Полководец смог доказать свою непричастность, также за однокашника заступился его товарищ и полководец Георгий Константинович Жуков, он убедил Главнокомандующего в том, что в поражении отчасти виновны и Ставка, и Генеральный штаб, к тому же в частях катастрофически не хватает опытных и талантливых военачальников. Баграмяна разжаловали в начальника штаба армии, после чего назначили командующим 16-й армией. Тем и ограничились.

Прошли годы, и победа была за Красной армией, но 29 октября 1957 года на пленуме ЦК КПСС, посвященном улучшению партийно-политической работы в Советской армии и Военно-Морском флоте, произошло невероятное. На пленуме постановили, что Георгий Жуков «нарушал ленинские партийные принципы руководства Вооружёнными силами, проводил линию на свертывание работы партийных организаций, политорганов и Военных советов, на ликвидацию руководства и контроля над армией и Военно-Морским флотом со стороны партии, её ЦК и правительства…».

Этим же постановлением Жуков был выведен из состава Президиума ЦК и ЦК КПСС; кроме того, Указом Президиума Верховного Совета СССР он был освобождён от должности министра обороны СССР. Баграмян был одним из немногих, кто не согласился с этой опалой. Баграмян поддерживал Жукова многие годы.


Маршалы Советского Союза Георгий Жуков (справа) и Иван Баграмян

На празднование 20-летия Победы Жукова впервые после опалы пригласили на прием в Кремль. Когда он вошел в зал, где собирались гости для застолья, все вдруг притихли и устремили взоры в сторону Жукова. Он прошел через весь зал и подошел к Баграмяну, пожал ему руку, обнял и тепло поздравил. Ни к кому другому Жуков не подошел!